Эмигрант (статья моего друга Михаила Иванова)

Автор - БЛОГИ, Митин, Юрий на 19.09.2004 , материал смотрели 279 раз(а).

6            Эмигрант

 Хоть я и не историк, мне приходится посвятить первые строчки новейшей истории нашего государства.

 

В свое время первый президент России пообещал дать каждому из субъектов Федерации столько суверенитета, сколько те «смогут проглотить». Широкий был человек Борис Ельцин, вдохновенный и размашистый вражина русского народа, который так же вдохновенно и размашисто выбрал его на свою голову в девяносто первом году.

 

Федерация начала дробиться с фантастической скоростью. Однако – чем было это дробление по сравнению с дроблением всего Советского Союза? Как говорится, снявши голову, по волосам не плачут…

 

Потом Ельцин ушел – совершенно неожиданно и даже красиво. За пару недель до ухода он пригрозил Америке союзом с Китаем. Но это так, к слову.

 

На суверенные новообразования стали, как вороны на пожарище, слетаться купцы, заморские и не очень. Их прельщала перспектива урвать кусок еще тёплого мяса с тела пораженного инфарктом русского медведя. Гости – разведчики, коммерсанты, учёные с образованием на уровне нашего ПТУ – появлялись как данайцы, дары приносящие, и ввозили в распахнутые ворота России гуманитарную помощь, как древние греки когда-то вкатили огромного коня в распахнутые ворота Трои.

 

В девяносто четвертом году, убедившись, что опасности нет, в России оказались мои австрийцы. Отечески похлопывая по плечу главных инженеров, угощая водкой и даже закуской генеральных директоров, недоумевая, почему их не принимают правительственные чиновники по первому их звонку с мобильного телефона, они достаточно быстро пустили свои коммерческие корни на наших предприятиях. Но работать в России им не хотелось – как, по-моему, не хочется работать и в Австрии – и они просто наладили поставку агрегатов и запчастей. Агрегаты, кстати, также производились другими предприятиями – швейцарскими, итальянскими, немецкими. Австрийцы только пририсовывали нули к ценам производителей – и они становились в три-четыре раза выше рыночных. (Этот несложный процесс они высокопарно называли «калькуляцией». Я, впрочем, рад, что в мире есть хотя бы одна страна, где школьников давно уже учат не таблице умножения, а искусству пририсовывать нули – ровно, аккуратно и в нужной строке.)

 

Грузы поставлялись то не в срок, то в бракованном виде. Каждая сделка совершалась по принципу «после нас хоть трава не расти». Гарантийные обязательства не исполнялись вовсе. Монтажники, присылаемые по контракту, занимались порой всем чем угодно – только не монтажом. В общем, наша страна представлялась гостям благодатным краем «непуганых идиотов». И, очевидно, не без оснований. Съездив на пару недель в Австрию, начальники предприятий легко прощало незадачливым поставщикам все сбои и весь брак – и в первый же рабочий день после отпуска направляло им новый запрос. Поистине – загадочна русская душа…

 

Потом западными поставщиками заинтересовались бывшие советские республики. Их интересовало бумажное производство – ведь одним из твердых признаков суверенитета является собственная валюта. А для печатания своих дензнаков необходимо соответствующее оборудование. Правительства быстро подписали соответствующие указы – и работа началась.

 

Чуть позже австрийцы стали задумываться – почему бизнес развивается не так успешно, как в России. Исследовав ситуацию, они пришли к выводу: бизнес не идет потому, что заказчик обычно стремится заплатить за оборудование исключительно после поставки. Да ещё деньгами, напечатанном на этом оборудовании. Возникла небольшая заминка. После пышных двусторонних переговоров, большинство участников которых ждало только одного – завершающего банкета – дело неожиданно стало налаживаться. Новоявленные президенты находили инвестиции и у ненавистного русского брата, и у генетически чуждого, но горячо любимого дяди Сэма. Ласковые телки сосали двух маток.

 

Примеров на эту тему можно привести великое множество. Но я вспомню только один.

 

* * *

 

В то утро я в бюро не спешил. Вместо костюма с галстуком я надел свитер. Вместо пальто набросил полуспортивную куртку. Я мог себе позволить такое отступление от официального наряда. Потому что днем накануне сообщил начальству, что нашел другое место, а вечером написал заявление, в котором я объяснил причины своего ухода из фирмы. Сегодня его нужно было вручить начальству.

 

Маршрутка, подолгу застревая в пробках, тащила меня к месту работы. Я тревожно дремал, прокручивая в полусне варианты наиболее достойного прощания.

 

Мобильный после вчерашнего перерасхода эфирного времени был заблокирован — мы с начальством довольно долго выясняли отношения по телефону. После того, как заканчивался диалог с одним шефом, раздавался звонок от другого, занимавшего более высокий пост. Мой телефонный счет такой нагрузки потянуть не мог – ведь у австрияков каждый третий является каким-нибудь начальником. Можете посчитать сами, сколько звонков пришлось принять за последние часы работы в австрийской фирме, общее число сотрудников которой превышает пятнадцать человек…

 

Когда, опоздав на сорок минут, я переступил порог офиса, навстречу мне буквально выскочил один из московских шефов. Он был встревожен и растерян одновременно.

 

— Где же ты был? – спросил он нервно, но беззлобно – ситуацию он знал и даже

тайно мне сочувствовал.

— Пробки, — вяло ответил я и направился к столу забрать личные вещи.

— Слушай, поработай ещё сегодня, — попросил он вполне неофициально, — сегодня в ***ском посольстве будет Вернер, его надо бы попереводить. А у нас некому — все, видишь, в Питере.

Вернер был миллионером и верховным главнокомандующим в нашей конторе. Его боялся даже Таубер, который, кстати, и забрал с собой в Питер всех переводчиков – и до сих пор не вернулся.

— Вить, я бы рад, — тоже вполне неофициально ответил я, — но ты видишь, во что я    одет? Кто в посольство в свитере ездит? Там же – протокол, делегация …

— Да Вернер говорит – ничего страшного, — сообщил шеф.

— Ну, если Вернер говорит… — съязвил я, но Виктор то ли не понял, то ли сделал вид, что не понял моего микропротеста.

 

…В посольстве я оказался единственным человеком без галстука. Мой ярко-белый свитер с черепашьим воротом выглядел неприлично. Всю встречу меня не покидало ощущение, что я сижу голым среди одетых собеседников. Тем более что многих из них я видел раньше только по телевизору. Когда шли репортажи о работе правительства и Государственной думы.

 

Я ждал, что в первые пять минут меня попросят покинуть помещение. Но этого не произошло – чиновники вели себя ровно. Очевидно, чтобы не обижать Вернера. Впервые от стыда и позора меня защитили большие деньги – естественно, вернеровские, а не мои …

 

Сам по себе перевод у меня особых трудностей не вызвал. Газетные штампы, которыми пестрели реплики, прочно сидели в моей голове с третьего курса. Бумажную лексику на поверхностном уровне я тоже знал. А за пределы поверхностного уровня никто на административных заседаниях не выходит – технические детали обговариваются другими людьми. Бывает, что хорошие специалисты понимают друг друга вообще без переводчика.

 

Основной проблемой было высокое положение переговаривающихся сторон. Конечно, я стремился не подавать виду, но страх и застенчивость существенно мешали работать. Кроме того, меня поражало неумение (или нежелание) обеих сторон выражать свои мысли кратко. Видимо, чем выше забирается человек, тем больше ему нравится говорить долго и округло. У него появляется мания строить длинные предложения, напичканные придаточными и вводными конструкциями.

 

Переводить их адекватно, с учетом немецкого синтаксиса, который по отношению к русскому просто вывернут наизнанку – крайне непростое дело. Приходится без конца догадываться, что скажет клиент через несколько секунд – и, ориентируясь на догадки, вставлять в речь глаголы, существительные, прилагательные, без которых никак не обойтись – а потом «на ощупь» двигаться к следующим репликам, попутно проверяя, насколько правильно я поступил при переводе предыдущего предложения.

(Я рискую показаться Вам дилетантом. Но спросите в откровенной беседе любого переводчика о методах его работы. Если он будет утверждать, что работает как-то по-другому, то в его откровенности стоит усомниться.)

 

Несколько раз австрийцы просили меня повторить особо закрученные предложения. Я терпеливо дробил их на составляющие и разжевывал так, что они непроизвольно запоминались наизусть. В некоторых случаях меня просили записать перевод на бумаге. Я записывал.

 

В ходе переговоров у участников стали возникать вопросы более узкого характера. На них приходилось отвечать быстро и точно, чтобы не переспрашивали. Повторный ответ требовал времени, а его как раз не было – основной перевод не ждал. Даже наши чиновники вошли в мое положение и говорили не спеша. Более того: многие их реплики начинались с довольно деликатного обращения «молодой человек». Австрийцы же спрашивали все больше и понимали все меньше.

 

И тут из австрийской делегации мне пришел на помощь один человек. На некоторые вопросы иностранцев он начал отвечать сам – тихо, чтобы не мешать, и четко, чтобы не затягивать встречи. Я почувствовал благодарность, естественную в таких случаях, и попытался подробнее рассмотреть этого австрийца. Как это ни банально звучит, он производил впечатление красивого, умного и элегантного человека. Когда вопрос был исчерпан, он деликатно замолкал.

 

Потом, когда я ждал небольшой паузы в речи наших чиновников, чтобы начать перевод на немецкий язык, кто-то из австрийцев нетерпеливо спрашивал элегантного господина:

—    Was spricht er? (Что он говорит?)

Элегантный господин спокойно отвечал:

  • Hör dem Dolmetscher zu. (Слушай переводчика.)  — Председатель комиссии по экологическим вопросам, — с советской интонацией отрекомендовалась одна. – От меня зависит, можно строить комбинат или нет – в зависимости от воздействия на окружающую среду. — Заведующая отделом по энергетике, — представилась другая, до выступления   — Финансовый директор будущего предприятия, — сообщила свою должность третья, самая тихая из всех. Её внешний вид совершенно не вязался с титулом…- Тогда Вам обязательно нужно побывать в Австрии, — кокетливо начал заместитель Вернера, — Вы обязательно должны посмотреть на Альпы, съездить в Зальцбург, пожить в Вене, ……………………………………………………………………- А что, мы согласны, — так же кокетливо ответила одна из дам.- Почему бы и нет? – ответила заведующая экологической комиссией, которая внешне казалась лет на тридцать моложе. Даже меня.В это время на противоположном краю стола с рюмкой в руке поднялся элегантный австриец. Он не производил впечатления пьяного. Но высказался неожиданно прямо, нарушая все протокольные приличия, да ещё по-русски и без акцента:- Русские женщины! Не поддавайтесь вы на их обаяние! Неужели вы не можете отличить…Потом он махнул рукой, сел на свое место и замолчал. Оказывается, он был русским. После банкета мы с ним поехали в офис «Австрийских авиалиний», чтобы купить ему обратный билет до Вены. Зачем ему потребовался переводчик – до сих пор ума не приложу. Рискну предположить, что ему хотелось послушать живую русскую речь, не отягощенную официозом и коммерческой символикой. Конечно, он не жаловался. Я был для него абсолютно чужим человеком. Но разговор у нас получился достаточно неофициальным, чтобы я смог его спросить: кем он больше себя ощущает – русским или австрийцем? И он ответил, выбрав третий вариант из двух возможных:- Эмигрантом. Может быть, он был просто не в форме. Но его ответ заставил меня забыть, что я не в костюме и без галстука. Мое смущение прошло, а настроение немного улучшилось. У офиса «Австрийских авиалиний» мы попрощались – он не хуже меня понимал, что при покупке билета ничья помощь ему не нужна.За двадцать минут до окончания рабочего дня я приехал в бюро и объяснился с Таубером. Разговора с ним для увольнения по собственному желанию было вполне достаточно. С Вернером я не разговаривал – на работу меня принимал не он, а Таубер. Обращаться «через голову» не хотелось. Да и смысла не было – Вернер бы через пять минут забыл о моем сообщении…
  • М. Татаринцев
  • 12.04.2003 – 11.02.2004

При любом использовании наших материалов, ссылки на сайт, автора и оригинал статьи обязательны! Прочитайте правила перепечатки.



Оригинал статьи
Копия статьи на форуме (для развёрнутых комментариев)
Ленты новостей

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.