Кончен бал, тушите свет-2

Автор - Книги, Мартини на 07.01.2017 , материал смотрели 3 526 раз(а).

Глава шестая

Кончен бал, тушите свет

продолжение

23

Хорошее, на первый взгляд, предложение обернулось проблемами сразу же, как только было озвучено. Узнав, что в гости ехать придётся, да ещё и верхом, Маргарита разозлилась. Дальнейшие события были легко предсказуемы. Малявка появилась во дворе, одетая в мужской костюм и, ткнув пальцем в женское седло, красовавшееся на выделенном для неё коне, сказала, что на этом насесте я сам буду корячиться, а она посмотрит.

А, чёрт! Берт махнул рукой:

— Мы опаздываем! Пусть едет, как хочет.

— Я могу остаться дома, — Маргарита посмотрела на меня с надеждой в ясном взоре.

Нет. Едет. Коня переседлать немедленно!

 

Да! Она хорошо держится в мужском седле. Очень хорошо. Уверенно. Легко идёт облегчённой рысью, как будто училась этому не один год. Берт, едущий рядом, постоянно косился на девчонку, подавал мне какие-то странные знаки. Не сейчас! Вернёмся домой, поговорим.

Мы ехали по лесу, когда конь Маргариты, испугавшись неведомо чего, сорвался в галоп, понёсся меж деревьев. Мы рванули следом, но чистокровный арабчак был резв, и слишком напуган. Вылетев на луг, он помчался, куда глаза глядят, но, несмотря на опасность ситуации, я заметил, что девчонка не особо испугалась. Оказавшись на просторах полей, она начала заворачивать коня на вольт, что у неё получилось уж как-то слишком легко. Остановив испуганную лошадь, девчонка спрыгнула на землю, начала обследовать круп скакуна и, когда мы подъехали, она уже держала в руках какую-то острую колючку, разглядывала настороженно. Когда я спешился и подошёл, спросила с претензией в голосе:

— Это что?

Не знаю. Мартин забрал у девчонки острый металлический шип, которым был поцарапан конь, сказал, что надо ехать. Ле Мор ждёт. Добавил:

— Больше ничего не будет. По крайней мере, сегодня.

— Что значит «больше не будет»? — Маргарита взвилась, как дикая кошка. Уставившись на меня, спросила: — А до этого что было?

Вот же чёрт! Кто Мартина за язык тянул? Сказал, что отвечать не буду.

— Я возвращаюсь домой!

Куда? Стоять! Не поедет, перекину через седло, и так привезу к Ле Мору. Королевство будет в восторге. Маргарита мстительно прищурилась. Была бы она на самом деле Кински, я бы за свою жизнь не поручился.

Остаток пути проделали галопом, и молча. Ле Мор, встречавший нас на крыльце, спросил, что случилось. Я отвечать не хотел, но граф знал, что в пути у нас были проблемы. Сказал ему один старый знакомый: Джиджи — Джанлуджи Боско, секретарь Ассамблеи. Хорошая компания. Порой мне кажется, что Джанлуджи с чертями знается, уж очень хорошо извещён обо всём. И сейчас, стрельнув пронзительными чёрными глазами в Маргариту, усмехнулся презрительно. Что он ещё знает?

— А, вы знакомы? — Ле Мор удивился, но лишь на мгновение. — Что ж, тем лучше. Меньше церемоний.

— Отчего же, — Джиджи медленно поклонился Маргарите, — с мадам мы не знакомы,— и, оглядев её с ног до головы, добавил, — к сожалению.

Маргарита не полезла за словом в карман:

— К чьему сожалению?

— К моему, мадам, — Джиджи ещё раз церемонно поклонился.

Ле Мор усмехнулся, сказал, что Боско снова за своё, а Маргарита смотрела настороженно, как будто ожидая подвоха.

 

***

 

Как же я хочу домой! Домой, в Ройтте. О, видали? Мне уже Ройтте — дом родной! Нет, уж лучше так, чем эти проклятые гости. Что-то происходит непонятное, но никто ничего не объясняет. Мужик ещё этот мутный, похожий на Мефистофеля с иллюстрации в «Фаусте» Гёте. Бр-р! И Элк на него смотрел, как на врага народа. Что ж за крендель такой? А мужик оглядывал меня пронизывающим взглядом, как будто знал обо мне «что было, что есть, что будет». К счастью дядька пялился недолго — сначала его развлекли разговором, а потом меня увели умыться с дороги, отдохнуть. Как же! Я же устала. Устала! Да если бы мне разрешили вернуться домой, я бы бегом побежала впереди лошади.

Горничная, которой меня передали на попечение, привела в роскошные комнаты, обставленные с королевской помпезностью. Там мне дали умыться, предложили переодеться в нормальное платье, но я отказалась, мотивировав отказ тем, что неудобно ходить в широком платье и высоких сапогах для верховой езды. Возражение было принято, но, видимо, местная прислуга ничего хорошего обо мне не подумала, хотя, какая мне разница? После этого меня провели в гостиную, выходившую окнами в сад, принесли чай с не очень свежим печеньем. Или Ле Мор такой жмот, или местная прислуга. Отложив в сторону печенюшку, годящуюся на забивание гвоздей, отхлебнула чай, глядя в окно на роскошный пейзаж: замок Ле Мора стоял на склоне горы, на пути к Проклятому перевалу, ведущему в долину Дуная. Из той комнаты, куда меня привели, просматривался даже королевский дворец. И я подумала, что Ле Мор хорошо устроился, сидит тут вдали, за королями подглядывает втихушку. Так я и скоротала пару часов: разглядывая округу и прикидывая, кто ранил моего коня.

 

Управляющий Ройтте со свитой выехали со двора. Закрылись ворота. Опустилась кованая решётка. Граф Ле Мор, усмехнувшись, пошёл в дом. Войдя в свой кабинет, где уже сидел секретарь Ассамблеи, граф прошёл к шкафу, достал бутылку вина, два бокала, начал разливать вино.

Джиджи, следя за Ле Мором, спросил:

— И, как он тебе?

— Ничего особенного. Обычный удачливый охотник за приключениями. Сколько их таких было?.. — Ле Мор сел в кресло, посмотрел вино на свет.

— Не скажи, ой, не скажи. Этот мальчик не так прост, как ты думаешь.

— Ах, оставь! — отмахнулся граф, — тот не прост, этот… А на поверку?.. Серьёзных там двое: секретарь — непростая птица, да Линц — хитрый мальчик, остальные… — Ле Мор безнадёжно махнул рукой.

— Что так?

— О каких серьёзных делах можно говорить с людьми, которые любят поболтать о делах по ночам, или под бутылку-другую вина?

— И кто из них такой беспечный?

Граф презрительно скривился:

— Все неназванные.

— Браво! — Джиджи насмешливо похлопал в ладоши, — как я понял, по ночам у нас любит поговорить Валевски? И что же такого важного он рассказывает подружкам? Не поделитесь?

— Не замечал в вас такой страсти к сплетням, — Ле Мор глянул насмешливо, а Джиджи замахал руками, заговорщицки произнёс:

— Ах, на самом деле я такой сплетник! Так что же рассказывает наш аристократичный друг?

— Элк принял к сведению, что Маргарита старше, но торопиться не будет. Не хочет спорить с Альтингом. Мальчик не любит оправдываться, предпочитая или нападать или действовать законным путём.

— Но вы выяснили, что это за девица?

— Не имеет значения. Когда придёт время, девица будет такая, как мне надо.

— И вы бы предпочли, чтобы она была из салона?

— Мне всё равно, откуда она. Элк в любом случае не пройдёт. И, значит, будет двигать своего, а единственная подходящая кандидатура — Валевски. Аристократ с манией величия. Его Ассамблея утвердит.

— Вы так уверены, что вам удастся удалить Элка? Убивать не советую.

— Я не мальчик. Знаю, что за это спросят. А отправиться вслед за ним, у меня нет никакого желания. Нет, всё будет проще. Девица — главный ключ. Когда понадобится, она будет такая, что Элк всю оставшуюся жизнь будет тихо сидеть в норе, прячась от насмешек. А пока пусть работает. У него прекрасно получается.

— Вы настолько хорошо его знаете. Откуда?

— Он излишне легко делает долги. Люди не прощают, — Ле Мор встал, давая понять, что время, отведённое на визит, завершилось.

Секретарь ордена, всё поняв правильно, тоже встал, откланялся.

Выезжая со двора, Боско недовольно процедил сквозь зубы: «Старый олух».

Ле Мор, выпроводив гостя, и кинув ему вслед пожелание сломать шею в пути, приказал подавать ужин в малой столовой и попросил позвать старшую горничную. Та, придя и присев в книксене, сообщила, как вела себя гостья, как отказалась от еды, и лишь пила чай, сидя, как мужик в трактире, закинув ногу на ногу.

Выслушав прислугу, Ле Мор отпустил девушку, задумчиво почесал подбородок, произнёс тихо:

— Ногой качала? Это интересно.

 

Какой длинный день! Сначала Ле Мор. Сейчас — Маргарита, а позднее, как я понимаю, будет ещё один разговор. Что ж вы все из меня жилы тянете?..

— Ваша светлость! — проорало над ухом.

Что? Посмотрел на Маргариту.

— Где вы витаете? В каких эмпиреях? Я требую объяснить, что происходит!

Коротко объяснил. Маргарита задохнулась от возмущения, подавившись словами. Вот всегда бы так тихо было! Пронзив меня злобным взглядом, девчонка спросила:

— А почему я узнаю об этом, лишь чуть не угробившись в этой проклятой поездке?

Справедливое замечание, но можно она меня завтра убьёт? Я, так и быть, буду терпеливо сносить все претензии.

— Одолжений не надо! Я в долг не беру и не даю!

Бам! Бухнула, закрываясь, дверь, снова открылась; в кабинет зашёл Мартин, сочувственно произнёс:

— Я вам кофе принёс.

Яду не принёс?

— Не держим. Но могу заказать, — легко пообещал Мартин, уточнил, присаживаясь к столу: — Кого травить будем и чем?

Бух. Хлопнула дверь. Ввалился Валевски, сразу прошёл к столу, сев в кресло и забросив ноги на столешницу, приказал:

— Колдун, кофе давай, а ты, светлость, рассказывай, кого тебе подарили!

За что мне это?

— В прошлой жизни ты был вруном, каких мало, — предположил Берт, повторил вопрос.

Не знаю. Я не знаю, кто она. Это надо у нашего колдуна спрашивать, он должен быть в курсе. Мартин отрицательно покачал головой, спросил Валевски:

— Что вам не нравится, ваше сиятельство?

— Эта девица мне не нравится. Как выясняется, она слишком много может, — он посмотрел на Мартина, — ты, красавец! Скажи мне, как останавливают понесшую лошадь?

Мартин пожал плечами, начал рассказывать, что надо передёрнуть трензель, приводя лошадь в чувство, стараться свернуть её на круг.

— Ай, какой умный! Хорошо учили, но, видать, недоучили! А она что делала? Да она ещё и на галоп встала, как будто с тобой за одной партой сидела! Лопух дижонский.

Чёрт! Мартин смутился, но лишь на мгновение, сказал, что поищет.

Прекрасно. Он поищет, и я пойду, тоже поищу.

— Что? Новую подружку?

Нет, старую. Пуховую такую, белую и пушистую.

— Э! куда намылился? — Берт посмотрел требовательно, давая понять, что не отстанет.

О, нет. Что он ещё хочет?

— Что там с Ле Мором?

Ничего. Он один раз отказался, я второй раз предлагать не буду.

— Ты же хотел.

Я передумал.

Валевски расхохотался, сквозь смех пожалел старикана, упустившего шанс. Отсмеявшись, спросил:

— Так кого поставишь?

— Маргариту! Пусть посылает всех на все четыре стороны. Идите к чёрту! Спать хочу. Мне завтра рано утром ехать. Проваливайте.

 

***

 

Элк! Пакость скандинавская. Хоть бы слово сказал. Но, ничего. Я и сама узнала. Сходила к квадрилиусу, тот быстро диагноз выставил. Если выражаться культурно, то заляпали меня неприятностями с ног до головы. Я список ожидающихся проблем глянула, глаза на лоб полезли. Нет, я не согласна. Даже если Элк будет пожизненно носить меня на руках по дворцу и окрестностям.

Проклятия, наложенные Гизелой — кем же ещё? — я сняла достаточно быстро, видать, девица не была особо опытной, но что теперь? Решила, что Элку говорить не буду. Перебьётся, ибо не фиг. Выставил меня?.. Вот и всё. Но на следующий день оказалось, что говорить-то некому. Элк укатил восвояси. Вскоре я узнала, куда унесло нашего управляющего, а заодно узнала, что Элк на судах Линца не только охраной занимался.

Линц и Элк схлестнулись шесть лет тому назад, начав проворачивать лихие афёры. Каждое судно, возвращающееся в порт, проходит таможенный досмотр, и капитан получает документ о том, что с него взят таможенный сбор. В портах разных королевств таможенный сбор составляет от одной трети до половины от всего товара, находящегося в трюмах. Вот на этом и построили свою афёру Элк, Линц, Рихтер и ещё кто-то, чьё имя не знал даже квадрилиус, но, по слухам, этот кто-то был весьма важной персоной. Видимо, человек был действительно важным. Ведь не флибустьер Линц смог добыть настоящие бланки с печатями таможни одного из нейлинских портов. Но я отвлеклась. Итак, о таможне.

Элк, Линц и Рихтер выходили в море на барке Линца, останавливали торговые суда на подходе к устью Дуная, проводили «таможенный досмотр», забирали свою долю и выдавали бумагу. А поскольку брали они не больше пятой части, купцы были готовы эту троицу на руках носить. Торговцы высылали вперёд быстроходное судно, которое рыскало по всему Чёрному морю в поисках барка аферистов. Чуть не очередь стояла, из желающих пройти таможню малой кровью. Счастливцы, которым повезло, стояли насмерть, жалуясь, что их обнесли, как липку! А эта гоп-компания, набив корабль до краёв, шла в ближайший порт и предъявляла там свою же писульку. А ещё, как я поняла, у них были подвязки в Кастелро, куда они тоже протаскивали товар, в обход таможни. Несколько раз их пытались поймать за руку, но они как будто наперёд о засадах знали, и в сети не попадались. К тому же, они обносили флот Нейлина, а товар сдавали в Кастелро, где всем было всё равно, что и откуда взялось. Халява закончилась, когда первый министр Нейлина ввёл новые правила оформления документов: кроме печати на документах стали ставить подписи начальник порта приемки и таможенник, производивший досмотр судна. Но к тому времени флот Линца насчитывал уже три судна, и аферисты перешли на законный бизнес.

Но это прошлое, а в настоящем Элку предложили повторить афёру, пообещали бланки — на этот раз королевства Кастелро, где ещё действовали старые правила, — но не сказали, что флибустьера повяжут во время «таможенной проверки». Надо было предупредить. Если Элк загремит по этапу, куда загремлю я?

 

На следующий день утром пошла в парк, гулять. Когда спускалась по лестнице, увидела Элка. Летел по вестибюлю, как рыцарь Ночи. На ходу развязывая завязки плаща, развевавшегося за спиной. Стащил шляпу, бросил лакею, тот поймал, как футбольный вратарь, но с плащом, полетевшим следом, уже не справился, запутался в огромном полотнище. А Элк не обратил внимания, почти побежал по ступенькам. Увидел меня, улыбнулся, коротко бросил:

— Доброе утро, мадам!

Промчался мимо, обдав специфическим запахом отработанного бензина. На поезде приехал. Посмотрела ему вслед. Холера-а-а! Откуда тебя такого взяли, коня тыгыдымского?

Послонявшись по аллеям, как неприкаянное привидение, села на скамейке у обрыва, смотрела на заснеженное озеро, кутаясь в большое длинное пончо из флиса. На душе было паршиво!..

Раньше я боялась, что Элк меня выставит, когда узнает, что я — не Маргарита. Но его светлость, узнав, не только не выставил, ещё и пообещал, что не выставит. А это серьёзно. Он своё слово держит. Но… Это он сейчас один, как перст. А когда женится?.. Какая жена такой бардак в доме потерпит? Выставят, как пить дать, нет, не на улицу, но…

Шаги, звон шпор. Его светлость летит. Нашёл ведь! Элк подошёл, глянул пристально и спросил:

— Что нового в этом мире?

— Ничего. Скучно.

 

Назад                       Оглавление                      Вперёд

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

При любом использовании наших материалов, ссылки на сайт, автора и оригинал статьи обязательны! Прочитайте правила перепечатки.



Оригинал статьи
Копия статьи на форуме (для развёрнутых комментариев)
Ленты новостей

9 комментарии на “Кончен бал, тушите свет-2

  1. pycu4-53pycu4-53
    1

    За два вечера и нынешний день прочитал жене все двадцать три опубликованных отрывка — под конец она стала высказывать недовольство затянутостью сюжета из-за повторов описаний вариантов обедов/ужинов.
    Может, конечно, я — ещё тот «чтец» (когда сам читал — таких претензий не возникло).
    ))))))))))))))))))

  2. 5

    Да вы нас балуете, вот это скорость! С Рождеством, с Новым годом, удачи и всех благ!

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: