Глава 4

Автор - Книги, Мартини на 09.04.2017 , материал смотрели 3 218 раз(а).

4Но, что бы ни говорил кот, и как бы ни прощался, они ещё долго шли вместе по заросшим густым лесом холмам, продвигаясь на север и старательно обходя деревни и сёла, попадавшиеся по дороге. Кот говорил, что не стоит попадаться людям на глаза, но Ильма, напуганная словами кота, не торопилась навстречу с местными жителями.

Вечером, устроившись у костра в лесной чаще, Эмполо устроил Ильме экзамен, выясняя, что она может. Девушка быстро щёлкала пальцами, делая заказываемые им вещи и продукты. Закончив проверку, кот всё же похвалил девушку.

— Молодец. Только старайся, чтобы никто не видел, что ты колдуешь. И никогда рецепты из книги на бумаге не записывай! Только запоминай. Ясно?

— А это почему? — не поняла Ильма, чем разозлила кота:

— Как ты не понимаешь? Да за такую бумажку любой маг что угодно отдаст! Только запоминай и ничего не записывай. Ничего и никогда.

Потом Эмполо долго рассказывал и объяснял, как нужно скрываться от магов и от их стеклянных шаров. Ильма нашла в книге заклинание, которое могло защитить и скрыть ведьму и, по требованию кота, выучила наизусть. Остаток вечера прошёл под нудные напоминания кота о том, как страшно быть ведьмой. Эмполо бухтел, Ильма устало кивала головой и без конца обещала, что будет осторожной.

 

Утром, неспешно позавтракав, они долго ещё шли по лесу, пока не вышли к дороге, точно к перекрёстку, где дороги расходились: одна — на север, а другая сворачивала на восток. Стоя в густой тени деревьев, кот показал лапой на восток:

— Мне туда, а ты, давай, дуй на север. Если будешь идти так, как мы с тобой по лесу шли, то через два-три дня доберёшься до Кеньяка. В этом городе постоянно большая ярмарка и артистов там — пруд пруди, на любой вкус. А если там не повезёт, то иди в Вильсен — это столица графства. Только я тебя очень прошу, помни мои слова и будь осторожнее! Не доверяй каждому встречному и поперечному. И много про себя не рассказывай — не надо.

— Хорошо, — Ильма, выслушав указания кота, кивнула головой. По лицу потекли слёзы. Кот вздохнул, строго приказал:

— Прекрати рыдать! Возьми себя в руки. Ты ведьма, и тебе никто ничего плохого сделать не сможет, если ты не позволишь, но сейчас ты сама себе вредишь.

— Как это? — удивилась девушка и, перестав плакать, уставилась на кота.

— Ты неправильно оцениваешь ситуацию. Ты думаешь — бедная, я бедная, осталась одна и ни помощи, ни поддержки, так? Но ты посмотри на дело с другой стороны. Тебе у твоих родственников сладко было? Не думаю. Так и представь, что это ты сама от них ушла просто потому, что так захотела, потому, что надоело тебе на скотном дворе возиться и виноград мять. Захотелось артисткой быть и на ярмарках танцевать. Вот и ушла, за новым и неведомым. У тебя есть цель и тебе ничего не страшно. Тебе весело и хорошо, ты свободна и счастлива.

— Да?

Ильма прищурилась, обдумывая слова кота. Действительно, что дома было хорошего, кроме плохого? Хоть она и не нужна была там никому, но и свободы особой не было — это нельзя, то нельзя. И работы наваливали кучу каждый день. Ей так нравилось танцевать, но именно этого ей и не давали делать. А сейчас можно идти, куда глаза глядят, делать, что хочется, и никто слова против не скажет, ругаться и орать не будет. Представив, какой может быть её новая жизнь, Ильма радостно улыбнулась. А ведь всё не так и плохо.

Кот, отметив изменения, многозначительно поднял лапу:

— Вот! Представила себе выгоду? Так чего плакать? Голодной не останешься, в лесу не замёрзнешь. Так что тебе ещё надо?

— Ничего, — пожала плечами Ильма, — только всё равно страшно. Сам же меня напугал всякими ужасами.

— И правильно напугал, — согласился Эмполо, — чтобы ты не забывала, чем для тебя твоя беспечность может кончиться. Ты не бойся, поначалу всегда страшно, но ничего привыкнешь. Пристанешь к артистам каким-нибудь и будешь вместе с ними ездить. Лучше всего, если они на север направятся, там тебе спокойнее жить будет. Только я тебя очень прошу, не забывай, о чём мы с тобой говорили.

— Не забуду.

— Иди. К концу дня, ты должна добраться до постоялого двора. Деньги у тебя есть, там и переночуешь. Я знаю, ты можешь и в лесу спокойно заночевать, но лучше с людьми, под крышей, пока ты к новой жизни не привыкла.

Ильма вздохнула и, попрощавшись с котом и утерев слёзы, вышла на дорогу, и побрела на север, направляясь к неведомому городу, по имени Кеньяк. Слова кота о том, что она теперь сама себе хозяйка, немного воодушевили Ильму, и она уже не так сильно расстраивалась, что осталась одна. В этом положении тоже были свои преимущества и, весьма весомые, надо сказать. Одно то, что никто не будет висеть над душой и говорить, что надо делать, уже вселяло радость и надежду на лучшее. Лес, окружавший дорогу, внезапно кончился, и перед Ильмой раскинулась цветущая долина. Впереди зеленели поля, засаженные пшеницей, а на горизонте маячили крыши домов. Девушка приободрилась, подумав, что именно там, может быть, и расположен тот самый постоялый двор, про который говорил кот. Подкинув на спине сумку, она бодро зашагала к цели, видневшейся впереди.

 

До деревни оставалось уже совсем немного, когда сзади раздался конский топот. Ильма отошла на обочину дороги и оглянулась. Четыре всадника приближались лёгкой рысью. Быстро догнав её, они проехали мимо, бесцеремонно разглядывая девушку. Один из них лихо присвистнул, что-то сказал спутникам и те громко рассмеялись. Ильма проводила их долгим взглядом, пока всадники не скрылись за деревьями, росшими у околицы села. «А если и они едут на тот постоялый двор?», подумала Ильма, но, вспомнив, как ездила с отцом на ярмарку, продавать вино, тут же небрежно отмахнулась от такой мысли. На постоялых дворах всегда полно людей. Что ей могут там сделать? Приободрившись, девушка прибавила шагу.

Добравшись до цели, и войдя в ограду большого постоялого двора, построенного на другом краю деревни, девушка почти сразу наткнулась на старых знакомых. Молодые люди, стоявшие у коновязи и рассёдлывавшие лошадей, посмотрели на девушку оценивающе, и ушли в дом. Понадеявшись, что молодые люди потеряли к ней интерес, Ильма отвлеклась на разговор с хозяйкой постоялого двора — невысокой полной женщиной, — вышедшей из курятника с корзиной полной яиц. Узнав, что Ильме нужен ночлег, хозяйка кивнула головой, пригласила девушку в дом.

Проведя Ильму через большой зал, где громко орали пьяные возчики, везшие в Вильсен лес и остановившиеся на ночлег, хозяйка начала подниматься на второй этаж, приговаривая, что есть недорогая комнатка на втором этаже. Сообщив, что еду новой постоялице принесут в комнату, женщина со вздохом добавила, что юной девице нечего делать среди пьяни, орущей всякое непотребство. Ильма и не возражала, ей на самом деле было неуютно в доме, полном пьяных мужиков. Только сейчас она начала понимать разницу между путешествием в одиночку и в компании отца, и уже жалела, что вообще зашла на постоялый двор, а не осталась ночевать в лесу.

Минут через десять после того, как Ильма устроилась на новом месте, в дверь постучали — молодой парнишка, сын хозяйки постоялого двора, принёс ужин для гостьи. Примерно через час пришла хозяйка. Забрав поднос с пустой посудой, женщина строго-настрого приказала закрыть двери, как только она уйдёт, и никуда не выходить до утра. Выполнив наказ хозяйки, Ильма достала из сумки книгу и, забравшись на кровать с ногами, начала читать с самого начала, прислушиваясь к пьяным крикам возчиков, доносившимся снизу.

 

Посреди ночи, девушку разбудил осторожный стук в дверь. Она тихонько подошла к двери, спросила: «Кто?». Услышав голос хозяйки, девушка, не задумываясь, открыла, а та, быстро войдя в комнату, и тут же закрыв дверь, взволнованно прошептала:

— Собирайся, быстро!

—Что случилось? — вскинулась девушка, в панике собирая сумку.

— Бежать тебе надо и срочно. Эти, проезжающие наши, заметили тебя. Очень уж ты им понравилась. Позабавиться хотят. У них там есть один… всеми командует, так он на тебя глаз и положил, — горестно вздохнула женщина, — давай, уходи быстро от греха подальше и на дорогу не высовывайся. Лесом иди, так спокойнее будет.

Ильма сжала губы, сдерживая пытавшиеся прорваться слёзы. Опять её будят среди ночи и говорят то же самое: беги! Второй раз за последнюю неделю. Хорошо же начинается её самостоятельная жизнь!

— Я сейчас вниз спущусь, посмотрю, где они и знак тебе подам, чтобы не перехватили по дороге, — тихо сказала хозяйка и, открыв дверь, выглянула в коридор. Оглянувшись, она прошептала, — жди тут.

Женщина начала спускаться по лестнице. Ильма прислушалась. Мужчина говорит? Хозяйка гостиницы нарочито громким голосом ответила:

— Что вы господин, не знаю!.. Нет её там!.. Да откуда мне знать, куда её понесло?.. Это ж не моя дочь, чтоб я за ней следила… Я в дела постояльцев не лезу… Мне главное, чтобы платили исправно…

Мужчина, устроивший допрос, пообещал, что сейчас сам проверит, и хозяйке не поздоровится, если она соврала. Ильма, услышав эти слова, тут же захлопнула дверь и закрыла на защёлку. Затравленно оглянувшись, кинулась к окну. Распахнув настежь рамы, девушка посмотрела вниз. Да! Есть тут каменный карниз. Узковат, конечно, но по нему всё же можно пройти, да и идти придётся метра полтора, не больше, а там можно спрыгнуть на навес, прикрывающий гору сена. Поскольку раздумывать было некогда — в коридоре раздавались тяжёлые шаги, приближавшиеся к дверям комнаты, — Ильма выбралась на карниз. Зажав в руках сумку и стараясь не смотреть вниз, она медленно пошла по узкому карнизу, прижимаясь спиной к стене. Она уже добралась до навеса, черневшего всего в метре от её ног, как в комнате раздался грохот, видимо, выломанной двери, а потом громкие крики: «Нет её, сбежала!». Кто-то высунулся в раскрытое окно и заорал: «Нуарьен, тут она!».

Ильма как-то сразу перестала бояться высоты. Спрыгнула на навес, далее — на сено, не вместившееся под крышу и, кубарем скатившись на землю, подскочила и помчалась к воротам. Преследователи, не желая или боясь повторять акробатические номера, воспользовались лестницей, дав своей жертве некоторую фору. Выскочив из дома на крыльцо, они стали вглядываться в темноту, стараясь заметить, куда она исчезла. Один из компании оказался глазастым, заметил лёгкую тень, мелькнувшую у ворот. Мужчины бросились к конюшне, кто-то схватил факел, прикреплённый у входа…

Выбравшись с постоялого двора, Ильма выскочила за околицу и помчалась по полю, навстречу спасительному лесу, черневшему впереди, торопясь уйти от погони и чувствуя себя зайцем, которого травят по полям. В спину неслись крики и мелькали огоньки факелов. Лес приближался слишком медленно. Сзади послышался топот копыт. Ильма оглянулась. По полю летел всадник, стремительно приближаясь, и что-то злорадно выкрикивая, а за излишне ретивым преследователем, в небольшом отдалении, скакали ещё трое, видимо, не таких расторопных.

Кинув взгляд на спасительный лес. Ильма поняла, что не успеет добраться до опушки. Остановившись, она повернулась к преследователю. Тот, увидев, что жертве не уйти, победно заорал: «Попалась!». Ильма резко вскинула руки, направляя их на охотника. Сверкнуло пламя. Конь жалобно заржал и встал на дыбы. Всадник, не ожидавший такого поворота событий, не удержался на спине коня и вылетел в траву. Остановив преследователя, Ильма не стала дожидаться, что будет дальше и со всех ног припустила к лесу, до которого оставалось совсем немного. Даже скрывшись за деревьями, она продолжала бежать, но нырнув в кусты, потеряла опору под ногами и кубарем скатилась в какую-то яму. Сидя на дне и стараясь отдышаться, после безумной погони, девушка прислушивалась к звукам, доносившимся с луга. А там крик стоял, как на базаре субботним утром. Незадачливы охотники, упустив добычу, орали во всё горло, оповещая весь лес о своих делах. Поднимая и приводя в чувство оглушённого товарища, преследователи недоумевали, как Альбер, видимо, пострадавший, не смог удержать коня, который на ровном месте встал на дыбы. Ильма, было, обрадовалась, что охотники не поняли, за какой дичью охотились, но радость была преждевременной. Тот самый Альбер, очухавшись, начал орать, что ведьма была почти в руках, а он упустил такой подарок судьбы! Попробуй, найди её в такой темнотище! Заходясь в бессильной злобе, Альбер громко добавил, что из-под носа уплыл обещанный ему магом Игнасио титул. Услышав это, Ильма замерла, сжалась в комок, а один из спутников Альбера удивлённо спросил, о чём идёт речь. Потерпевший, поняв, что сболтнул лишнее, тут же заголосил, жалуясь на боль в руке, которую он, похоже, сломал. Внимание мужчин переключилось на другую тему; охотники повернули назад, на постоялый двор.

Голоса охотников уже давно затихли вдали, а Ильма так и сидела, последовательно вспоминая всё, что произошло за эту ночь. Она помнила, как охотники, гоняясь за ней по постоялому двору, поминали какого-то Нуарьена, а здесь, на лугу, звучало имя Альбер. Ильма была уверена, что главного преследователя, которому маг Игнасио пообещал титул, зовут Альбер, а что насчёт Нуарьена? Это один человек или двое? И кого ей надо бояться? Тут девушка пожалела, что вчера не рассмотрела всадников повнимательнее. «Эх, знала бы, так насквозь просверлила, запоминая!», с грустью подумала она, снова вздохнула. Да, дело плохо. Они знают её в лицо, и хорошо знают! Вчера насквозь проглядели. Да ещё и знают, что она ведьма, а она их не помнит! Встретит на улице, не узнает. Ильма снова начала припоминать, о чём говорили преследователи, и тут её как огнём ожгло: она вспомнила слова Эмполо о шпионах. Внутри похолодело. «Как же кот был прав! Эх, жаль, что он мне не повторил это раз сто», с горечью подумала Ильма, и тут же хмыкнула: «Вот же судьба. Только осталась одна и тут же — на тебе, нарвалась на шпиона Игнасио». Она ещё раз прокрутила в голове то, что орал на лугу Альбер и горделиво приосанилась: «А я ценная особа. Всё же за меня титул могут дать. Интересно — какой?». Но тут же, вспомнив о словах Эмполо, подумала, что на костре, который светит в случае поимки, ей будет уже всё равно, кем станет этот Альбер.

Махнув рукой на шпиона, который однозначно просидит на постоялом дворе до утра, зализывая раны, Ильма начала выбираться из ямы. Она решила убраться подальше от этой деревни, опасаясь, что утром преследователи всё-таки попробуют отыскать её или её следы.

Решив, что ночью никто не отправится на поиски, и преследователи останутся на постоялом дворе до утра, зализывать раны, Ильма вздохнула и начала выбираться из ямы. Нужно было уйти подальше отсюда, на всякий случай, если они всё же решат утром попытаться отыскать её или её следы. Оглядевшись в тёмном лесу, она сморщила нос, вспоминая слова Эмполо, а потом махнула рукой и, сделав маленький огонёк, пошла по опушке леса, прячась за деревьями. Ильма понимала, что находясь так близко от шпионов мага, колдовать смертельно опасно, но оправдывала свои действия тем, что если кто и увидит, то примет огонёк за рой светлячков.

Примерно через полчаса ходьбы по лесу, когда дорога, вильнув, оказалась совсем рядом, Ильма остановилась, задумавшись, что делать дальше. Идти по лесу было тяжело, но не так страшно — всегда можно было укрыться за деревьями. Идти по дороге было проще, но и видно её будет издалека. Постояв в раздумьях, прикидывая плюсы и минусы ходьбы по дороге, Ильма всё-таки решила рискнуть, тем более что ночью звуки разносятся далеко, и всегда можно успеть спрятаться, если кто-то будет догонять её или ехать навстречу. Выйдя на дорогу, девушка быстро пошла вперёд, торопясь уйти как можно дальше от опасного места.

Назад                                        Оглавление                       Вперёд

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

При любом использовании наших материалов, ссылки на сайт, автора и оригинал статьи обязательны! Прочитайте правила перепечатки.



Оригинал статьи
Копия статьи на форуме (для развёрнутых комментариев)
Ленты новостей

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: