Глава 10

Автор - Книги, Мартини на 13.05.2017 , материал смотрели 2 995 раз(а).

10

— Ну, когда мы уже хоть куда-нибудь доедем? — жалобно проныла Ильма. Она устала, но не столько от дорожной тряски, сколько от неизвестности. Ответом на жалобный стон было краткое:
— Скоро.
— Сотый раз «скоро»!
Но возмущение девушки разбилось о каменное спокойствие Эрика, которого невозможно было разжалобить.
«Аристократ чёртов», подумала Ильма и, злобно прищурившись, посмотрела на широкую спину, обтянутую белой рубахой. Эрик, видимо, почувствовав взгляд, дёрнул плечом, но оборачиваться и не подумал, занятый своими мыслями. Ильма, тяжело вздохнув, насупилась, а Эрик, неожиданно расщедрился, сказав:
— Сейчас доедем до перекрёстка, свернём направо и через полчаса будем на месте.
— На каком? — оживилась Ильма. Эрик, повернув голову, посмотрел на девушку через плечо и, усмехнувшись, ответил:
— На том самом.
«Ну, я тебе припомню!», подумала девушка и злобно прищурилась. Правда, она пока не знала, как отомстит, но была полна решимости устроить парню какую-нибудь пакость.
Эрик оказался точен, как часы королевского дворца. Перекрёсток показался через пару минут. Фургон свернул направо, и ровно через полчаса впереди замаячили огороды предместья, за которыми уже виднелся и сам городок, но Эрик туда заезжать не стал. Объехав город по просёлкам, кибитка остановилась у небольшого домика, стоявшего у самого леса. Повернувшись к Ильме, Эрик попросил открыть ворота. Девушка пожала плечами и, показав на свет в окне, сказала:
— А хозяину недосуг?
— Да, наш Жан-Жак не очень вежлив, — хмыкнул Эрик.
— А, может, ленив?
— Ну, может, и так.
Ильма спрыгнула на землю, открыла ворота, пропуская фургон во двор простецкого деревенского дома.
К удивлению Ильмы хозяин владения, точно бывший дома, поскольку в окне действительно горел свет, не вышел даже, когда Эрик начал хозяйничать во дворе, распрягая и устраивая на ночь лошадей. Ильма, помогая парню управиться с делами, думала о хозяине дома, создавая портрет совладельца театра, по её представлениям — ленивого и жадного бездельника, не желающего таскаться по городам и весям, но получающем свою долю прямо на дом.
Закончив дела, Эрик пошёл к крыльцу. Увидев, что Ильма не торопится идти следом, спросил:
— В конюшне будешь ночевать?
Девушка хотела ответить что-нибудь колкое, но ничего не смогла придумать, потому молча пошла вслед за парнем в дом.
Войдя в сени, Эрик сильно ударил ботинками в пол, выбивая из подошв песок, и тут же из комнаты послышался весёлый голос:
— Ну, хватит копаться! Где вы там?
— Мы? — насмешливо спросил Эрик, проходя в комнату.
— А то я не видел! Здорόво! И где твоя красавица?
«Я — не его красавица!», подумала Ильма, вошла в комнату и сразу наткнулась взглядом на хозяина дома. Мужчина лет тридцати пяти с торчащими в разные стороны лохмами, сидевший в глубоком кресле у обеденного стола, глянул на девушку, появившуюся в проёме двери, приподнял брови удивлённо, посмотрел на Эрика и спросил:
— Это кто?
— Танцовщица. Зовут Ильма, — доложил Эрик, подвешивая над огнём чайник.
— Ильма-а-а? — протянул мужчина и, оглядев девушку с головы до ног, повторил, — Ильма. Хм, как я понимаю, ведьма огня, да?
Насколько же порой слова разят сильнее оружия! Если бы Ильму попытались ударить, она бы смогла ответить, но утверждение хозяина дома настолько поразило девушку, что она упала в обморок.
Тяжело вздохнув, Эрик подошёл к Ильме, поднял и, перенеся на кровать, спросил у хозяина дома:
— У тебя в ближайших родственниках собак не было?
— Твои изящные оскорбления всегда приводили меня в восторг. Нет, дорогой мой, я — не сукин, а ведьмин сын, — доложил хозяин дома. Опустив руки с подлокотников, он начал крутить колёса, приделанные к креслу. Подъехав к кровати, посмотрел на девушку и, недовольно покачав головой, сказал, — потому знаю, кого ты ко мне притащил. Кстати, зачем?
— Марко настоял, чтобы я ехал не один.
— И ты не нашёл ничего лучше, как выбрать эту девочку? — хозяин отъехал к буфету, начал рыться в ящике. Достав пузырёк, вернулся назад, и, доставая пробку, спросил, — кстати, как Кьяра это приняла?
— Я не интересовался.
— Ох, парень! Ты доиграешься! Обиженная женщина — страшная сила, — и, налив пахучую воду на небольшой кусок полотна, положил тряпку на лицо Ильмы. Эрик, следя за действиями хозяина дома, возмутился:
— Я её не обижал. Она сама придумала эту чепуху, сама обиделась.
— Мальчик мой, запомни, в любом случае виноватым останешься ты, — кукольник посмотрел на Ильму, открывшую глаза, спросил: — Сколько тебе лет?
Ильма молчала, и за неё ответил Эрик:
— Семнадцать ей.
— Врёт и не краснеет, — вынес приговор хозяин дома и повторил вопрос, глядя на Ильму строгим учительским взглядом. Когда девушка ответила, что семнадцать ей будет через полгода, мужчина кивнул, коротко сказал: — спи, — укрыл её одеялом и отъехал на своём кресле назад к столу.

Небольшой провинциальный городок притих на ночь. Потухли огни в домах и только в одном доме, старом неказистом строении, притулившемся у самого леса, далеко за полночь горел свет. Двое мужчин тихо разговаривали, сидя у камина, изредка поглядывая на девушку, спящую на хозяйской кровати.
— Я так и не понял, какая разница, сколько ей лет? — шёпотом спросил Эрик, разглядывая новую куклу, сделанную хозяином дома.
— Большая, мой юный друг. Если бы тебе лет в пять рогатку подарили, ты бы что сделал?.. А теперь умножь это на десять, а лучше — на двадцать. Вот это то, что вы теперь имеете.
— Плохо. Надо Марко сказать.
— Не надо Марко ничего говорить. Никому ничего не надо говорить, — хозяин дома покачал головой, пояснил, — она с тобой не поедет.
— Не понял.
— Что ты не понял? Она останется здесь, у меня.
— Зачем тебе это?
— Затем. И на этом заканчиваем. Иди спать.

Ильма проснулась ранним утром. Приоткрыла глаза и, оглядев незнакомую комнату, сразу вспомнила, что случилось накануне. Поёжившись, девушка огляделась в поисках своего рюкзака, и тут же услышала насмешливое:
— Ай-яй-яй! И куда же вещи-то подевались! — раздался скрип, и к кровати подкатило кресло, в котором сидел хозяин дома. Разведя руками, он ехидно сказал, — всё побросала, как придётся, а Жан-Жак собирай.
— А Жан-Жак это кто? — тихо спросила Ильма.
— Это я.
Ильма села на кровати, рассматривая хозяина дома при свете дня. Рыжие лохмы, торчащие в разные стороны, горят в солнечных лучах не хуже огня в камине. Курносый нос гордо задран вверх. Зелёные глаза смотрят хитро, насмешливо.
Дав себя рассмотреть, Жан-Жак отъехал на своём кресле к камину, где закипала вода в подвешенном на крюк чайнике. Ильма удивлённо посмотрела на кресло. Вчера она и не заметила, что оно на колёсиках. Кукольник проследил за её изумлённым взглядом и засмеялся:
— Здорово, да? Сам придумал, — гордо добавил он.
— Зачем? Ходить лень?
Жан-Жак удивлённо посмотрел на девушку, помрачнев, кивнул головой, соглашаясь:
— Да, вот такой я ленивый.
Только тут Ильма поняла, какую глупость сказала. Покраснев, как варёный рак, она извинилась и, встав с кровати, вышла во двор, где наткнулась на Эрика, возившегося с лошадьми. Парень коротко поздоровался, посмотрел недовольно.
«Слышал, наверное», подумала Ильма, умываясь у колодца.

Завтрак прошёл почти в полном молчании, а после трапезы Жан-Жак, показав на дальний угол, сказал Ильме:
— Твои вещи там, но не торопись собираться. Ты останешься у меня.
— Почему это? — вскинулась Ильма.
— Потому это! — сварливым тоном передразнил кукольник. — Проблем в жизни не было?
Ильма хотела возразить, но её никто не слушал. Мужчины занялись своими делами: Жан-Жак, порывшись в большом сундуке, достал кипу исписанных листов, начал рассказывать Эрику, что это — новые пьесы, для которых нужно создать кукол и новые декорации, но у него пока нет денег.
— Я могу помочь, — пискнула Ильма.
Мужчины повернулись, посмотрели недовольно, и кукольник вынес приговор:
— До семнадцати не дотянет. Сожгут к чёртовой матери.
Эрик кивнул, соглашаясь, а Ильма чуть не заплакала от обиды. Ей захотелось схватить рюкзак и уйти, куда глаза глядят, но она понимала, что её просто так не отпустят. Значит, надо ждать удобного случая. Правда, на театре придётся поставить крест, но ничего, она найдёт кого-нибудь другого.
Примерно через час Жан-Жак решил прерваться, сказав, что хочет отдохнуть, попить чайку. Эрик, встал было, но хозяин дома остановил парня, сказав, что у них тут есть хозяйка, так пусть и занимается. Ильме ничего другого не оставалось, как заняться приготовлением чая. Правда, чуть позже, когда все сели за стол, девушка спросила, как это так получилось, что Жан-Жак не ходит.
— Сам виноват, — честно признался хозяин дома. — Такой же бестолковый был, как и ты. Делал, не думая, вот и попался.
Ильма насупилась, но Жан-Жак не обратил внимания на её недовольство, продолжил рассказывать, что в прошлом он был акробатом и канатоходцем. Мотался с цирком по городам и весям. Сам себе трюки выдумывал, и простые и посложнее, чтобы народ поразить. Зрители смотрят, ахают; товарищи завидуют, а он гордится, да хвалится. Вот на этом и попался. Придумал трюк сложный, но поленился отработать его хорошо — он же такой мастер, куда там остальным! Первое представление нормально прошло, и Жан-Жак убедился, что всё хорошо, и можно не беспокоиться, но тут его судьба и подловила — цирк небрежности не прощает. На втором представлении Жан-Жак сорвался и вот — теперь не то, что по канату и по земле ходить не может. Уже третий год так в кресле. Сначала, конечно, тяжело было, но потом привык немного. Да и без работы не сидит. Разный мелкий ремонт делает, пьески пописывает, да кукол мастерит для старого друга. Жан-Жак вздохнул:
— Но это, конечно, совсем другая жизнь. Так что всегда надо головой думать прежде, чем делать и сто раз проверить, чтобы не попасться. Ясно?
Жан-Жак посмотрел на Ильму, но та уже не слушала, задумчиво глядя в огонь, горевший в камине, а когда кукольник повторил, повысив голос, лишь отмахнулась, пытаясь сосредоточиться и поймать ускользающую мысль. Когда-то давно её мать подняла на ноги женщину, сломавшую спину, но как именно мама это сделала, Ильма не знала и пыталась вызвать Эмполо. Тот должен был знать.
Кот появился в огне минут через десять, попенял, что она кричит так, что он чуть не оглох, и спросил, что случилось. Выслушав рассказ о том, какое несчастье приключилось с хозяином дома, спросил:
— Тебе это зачем?
— А разве нельзя помочь?
— Можно. Тебе это зачем? — Эмполо пристально посмотрел на девушку, понимающе кивнул головой и сказал, не скрывая недовольства: — Ясно, показать решила, какая ты взрослая. Учил, я тебя, учил, да всё не в коня корм.
Ильма пропустила мимо ушей упрёк кота, снова попросила:
— Помоги.
— Допрыгаешься! — пригрозил кот и, сказав, что скоро вернётся, спрыгнул с кресла и скрылся из виду.
Ильма вздохнула, гадая, сколько придётся ждать возвращения кота. И тут за её спиной послышалось тихое:
— И что?
Девушка повернулась, посмотрела на Жан-Жака, пожала плечами, сказав, что можно решить проблему.
— И я снова буду ходить?
— Да, только не по канату, пожалуйста.

 

Глава 9                                   Оглавление                                Глава 11

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

При любом использовании наших материалов, ссылки на сайт, автора и оригинал статьи обязательны! Прочитайте правила перепечатки.



Оригинал статьи
Копия статьи на форуме (для развёрнутых комментариев)
Ленты новостей

Один комментарий на “Глава 10

  1. Сергей ЕфимовСергей Ефимов
    1

    Годится…
    ))))))))))))))

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: