В преддверии саммита

By in ГЛАВНАЯ, ЕВРОСОЮЗ on 16.03.2016 , материал смотрели раз(а).

epa05026860 German Chancellor Angela Merkel takes her place at the beginning of a discussion round at the G20 summit in Antalya, Turkey, 15 November 2015. In addition to discussions on the global economy, the G20 grouping of leading nations is set to focus on Syria during its summit this weekend, including the refugee crisis and the threat of terrorism. EPA/BERND VON JUTRCZENKA

17 марта пройдет новый саммит в Евросоюзе, и тут возможны некоторые непонятки, которые госпожа Меркель решила предварить и потому выступила с заявлением в Бундестаге.

Нужно сказать, что сие действо оказалось весьма своевременным, потому что в правительстве уже начинают подрагивать всеми частями тела от невроза, связанного непосредственно с деятельностью фрау Канцлерины.

Конкретно было сказано немного. Первое, что Турции снова не светит, и договариваться нужно без конкретики(!) Ну так, в общем, поговорить.

При этом совершенно неконкретном разговоре относительно запросов Турции, Меркель решила, что встреча позволит найти долгосрочное решение проблемы беженцев для всей Европы. Для эфиопов повторяю: то, что волнует Турцию, с 1999 года находящуюся в предбаннике Европы, не должно упираться в конкретику, а вот интересующий ЕС вопрос о беженцах должен разрешиться на многие годы для всей Европы.

Кажется, дамочка решила продинамить турка и не заплатить за шаурму. Европейский кидос хорошо знаком также гражданам Украины, которые оказались ровно в том же положении. Их просто кинули, причем все! И свое собственное правительство, ну и манящий и чарующий ЕС, разумеется.

Вообще, нужно сказать, что саммиты в Брюсселе происходят почти ежедневно, и вся эта офисная гамула болтается туда-сюда, как канализационный выброс в Хаджибейском лимане, что недалеко от Лузановки. Впрочем, тамошняя рыба от этого жиреет, ну а в ЕС от этого пухнут журналисты.

От такой постановки вопроса госпожой Канцлериной турку делается не по себе, наблюдается слабость в членах, и он тоненько просит денег. Однако ему сказано, что никакой конкретики, так что не стони тут, ирод!

Нужно было бы вообще-то удивиться, как он еще все это терпит, ведь его напрямую возят половой тряпкой по мордам и заявляют, что ничего конкретного ждать не следует. «А как же деньги?», продолжают стонать в два голоса Эрдоган и Давутоглу.

Вопрос денег интересует, между прочим, не только их. Многие страны внутри ЕС тоже хотят денег на размещение беженцев, устроительства еврозаборов из экологически чистой колючей проволоки с применением собак и полицейских, которые уж очень быстро приходят в разочарование и даже в отчаяние, например, во время кельнских событий. Это задаром не получишь, это стоит много денег.

Так или иначе, но Фрау Канцлерина «имеет шо сказать». В общем-то, хотелось всех успокоить, особенно избирателей, особенно после провальных выборов, когда эти газлунэмы и мишигины, проголосовали за Альтернативу для Германии, Зол эр ваксн ви а цибэле мит ди коп ин дер ерд. (Чтобы он рос как лук головой в землю евр).

Впрочем, госпожа Канцлерина тут же ответила тем, кто желает получать деньги из Евросоюза, что «справедливое распределение» нагрузки, связанной с беженцами по странам сообщества должно быть первоочередным. То есть, не ждите денег, находите внутренние резервы.

Вполне возможно, что на саммите пойдет разговор и о некоторых других вещах, например, о второй Северной трубе. Эти самые вечно клянчащие помощь от Евросоюза, вроде Румынии и остальных, не хотят, чтобы Германия строила трубу, дескать, от этого возникают риски, но ведь старую трубу никто никуда не выбрасывает. Платите деньги и качайте свой газ! Газпром будет только рад этому, и пути доставки будут диверсифицированы. В чем проблема?

А проблема тут в том, что этим самым младоевропейцам все равно, на чьей шее сидеть, на шее ЕС или на шее России. Так что, по большому счету, саммит должен показать, на чью шею младоевропейцы могут или должны рассчитывать. Можно сказать наперед, Меркель предлагает даже не заикаться насчет шеи ЕС.

В общем и целом, уклон завтрашней встречи понятен. Еще раз скажем: денег не ждите, но эмигранты – это турецкая забота. Впрочем, что-то может быть, и дадут, но 20 миллиардов, за это даже хрипеть не заикайтесь! Да и за «когда дадут», глаза тоже пучить нечего.

Исходя из этого понимания, резонно предположить, что вопрос решен не будет, будут, как честно сказала госпожа Меркель, только лишь не конкретные разговоры. А раз так, то проблема и с Турцией, и с беженцами «будет быть и будет жить». Так что какого-то прорыва завтра ожидать нет никакого основания.

Обосновывает наши предположения и Председатель Еврокомиссии Юнкер:
«Турция в настоящий момент не готова к присоединению. Думаю, что и не будет в течение десяти лет».

Однако, не только проблема беженцев будет рассмотрена в Брюсселе 17 марта. Наш дорогой и горячо любимый друг, господин Порошенко, тоже собрался в Брюссель и даже среди ночи быстренько заставил согласовать кандидатуры членов Национального агентства по вопросам противодействия коррупции (НАПК).

Раньше этих людей согласовать не могли и вдруг, о чудо! Среди ночи прозрели и согласовали. Теперь со спокойной душой можно ехать в Брюссель и просить денег, ну вернее встать в очередь тех, кто там просит деньги.

Однако, дорогой читатель, вероятно, плохо знает Петрушку киевского. Этот в очереди среди шлимазелов стоять не привык и, разумеется, попытается кого-то кинуть, ну или просто без очереди пролезть. Там и встреча с Меркель и Олландом назначена. Здесь ожидания те же.

Нужно кое-что пояснить в связи с этим. Все дело в том, что саммит этот, неудачный для Турции, не может оказаться счастливым для Украины. Просто на этом саммите уклон будет ровно такой. Странно, что Порошенко этого не прочувствовал. Видимо подводит чуйка старого мерина.

Вообще, нужно сказать, что сейчас изо всех щелей лезет то, что всячески украинской властью до сих пор скрывалось. Вот какое любопытное заявление сделал заместитель председателя Центральной избирательной комиссии пан Андрей Магера в эфире пятого канала, который принадлежит, разумеется, Порошенко. Так вот он сказал: “Я не верю в то, что возможно проведение выборов не то, что в июне 2016 года, я сомневаюсь, что в июне 2017 года можно будет провести выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей».

Из этого заявления следуют сразу несколько вещей. Ну, во-первых, то, что Украина выстраивает несколько иную поведенческую модель, которая совсем не понравится в Евросоюзе. Ведь в Брюсселе настаивают на выборах в республиках, а Украина старается доказать, что проведение выборов невозможно.

Кроме того, на Украине предполагают, что можно будет и на следующий год продолжать тянуть ту же волынку, то есть, Порошенко рассматривает долгоиграющий вариант, и значит, его расчет на дальнейшие санкции против России, и ее ослабление через это.

Вот тут нужно обратить внимание на то, что обстоятельства в Европе изменяются, а игра Порошенко остается прежней, рассчитанной на санкции. Здесь есть одно слабое место. Украина будет требовать сохранения санкций, и нет разницы, отменят их или нет, она будет натирать и так уже больное место на шее Евросоюза, и происходить это будет при обостряющейся ситуации с беженцами в ЕС. Эта формула очень проста: то, что было натерто до мозоли, с Украиной будет натёрто до крови. В Европе такое теперь терпеть никто не будет, значит, результат понятен и перспективы ясны. Теперь ждем официоза.

При любом использовании наших материалов, ссылки на сайт, автора и оригинал статьи обязательны! Прочитайте правила перепечатки.



Оригинал статьи